Главная » Спорт » Чтобы похудеть, не ел две недели

Чтобы похудеть, не ел две недели

Чтобы похудеть, не ел две недели. Как в 33 года играть с молодежью Спартака

Полузащитник Дмитрий Кудряшов помнит, каким был спартаковский борщ при Олеге Романцеве. Два года назад он вернулся в Тарасовку, чтобы вместе со Спартаком-2 подняться в ФНЛ. В интервью Матч ТВ Кудряшов рассказал, как всю карьеру боролся с лишним весом, а бывшие тренеры прокомментировали его историю. Прямая трансляция игры Спартак – Мордовия – 23 апреля в 16:45 на канале Матч! Наш футбол.

Чтобы похудеть, не ел две недели

Через месяц Кудряшову исполнится 33. За свою карьеру он сменил полтора десятка команд и везде был заметной фигурой: другого игрока с такими габаритами в российском футболе просто нет. На сайте Спартака указано, что вес Дмитрия составляет 90 кг, но сам он к цифрам относится спокойно. Как и к тому, что скоро, возможно, с футболом придется закончить.

– У меня проблем с весом никогда не было. Это у тренеров с ним проблемы, – смеется Дмитрий. – В Ижевске я в порядке был, в Спартаке Иваныч (Романцев – Матч ТВ) тоже ничего не говорил. В Крыльях вот постоянно гоняли – и Тарханов, и Гаджиев.

– Тарханов рассказывал, что в первом матче за Крылья вы творили чудеса. А потом получили выходной и принесли оттуда пять лишних кило. Объяснили тем, что давно не ели. Было?

– Было, но не после первого матча. А тогда меня просто на следующую игру не поставили – и выпустили в основе туров через двадцать.

– Какую самую необычную диету вы пробовали?

– Все перепробовал. Даже в клиниках специальных был – в Австрии и Швейцарии. В одной мне калории считали, что-то получалось. Но потом опять все приходило. Это раньше надо было наблюдаться, сейчас, наверное, уже ни к чему. А был момент, когда две недели я вообще не ел. Воду пил, чай. На 15 кило похудел! Но через три месяца вернул эти пятнадцать и еще пять сверху.

– Каково это – смотреть на еду, когда ничего не ешь?

– Родным – тяжело. Тогда всем попадало! Дома никому нельзя было есть – к теще в гости ходили, еще куда-то.

– А через две недели что случилось? Сорвались?

– Нет, просто на сборы поехал – это все перед Сатурном было. Такого, чтобы я срывался, не случалось: когда долго не ешь, большой кусок тебе не полезет. Откусишь чуть-чуть – а покажется, что корову съел.

– Вы говорили, что, придя в Спартак-2, скинули 7 кило.

– Сейчас уже обратно набрал – организм не смог привыкнуть. Так что все нормально. На сборах, на самом деле, было жарко. Плюс тренировки интенсивные. Не захочешь – скинешь.

– Свой игровой вес вы знаете?

– Ага, с каким встал, с тем и играю. Чем меньше, тем лучше. Но 70 у меня было, наверное, только когда я родился.

– Тяжело в 33 с молодыми конкурировать?

– А я вместе с ними молодею. Парни придают мне азарт. Бегать вот больше стал – надо же как-то догонять!

Чтобы похудеть, не ел две недели

– Сколько еще планируете играть?

– В Спартаке, наверное, месяц – до конца контракта. А дальше видно будет. Если никаких предложений не получу, могу и тренером остаться. С руководством разговоров пока не было, но с Бушмановым (главный тренер Спартака-2 – Матч ТВ) мы этот момент обсуждали. Все возможно.

– Может в Европу еще не поздно?

– Да нет, команд, у которых проблемы, и здесь хватает.

– Вы живете на базе в Тарасовке. Почему?

– Чтобы не ездить – пробки ненавижу! Однажды шесть часов простоял. У меня в Москве вообще нет машины. И ничего: на базе проснулся, потренировался, потом опять лег. Если скучно – выезжаешь с ребятами в Мытищи или Москву.

– Где в низших лигах сильнее всего лупят по ногам?

– А мне не лупят – я мяч не передерживаю.

– И когда в 14 лет в Ижевске дебютировали, не лупили?

– Вот мужики нормально бились, та вторая лига отличалась. Но все равно они видели, что против них ребенок. У нас тогда интересная команда была. Самому старшему – 18 лет. Он уже два сезона играл, считался ветераном. У нас только свои воспитанники были – как в Чертаново сейчас. Вроде получается у них.

– А у вас получалось?

– Мы в конце постоянно были, последние-предпоследние. Но потом процентов шестьдесят где-то заиграли. Опыт-то хороший. Сейчас говорят, что в Спартаке-2 молодые. А им 20-22 года. В Ижевске они уже стариками считались бы. Тем, кого в состав не ставят, заканчивать надо было бы.

– Как из Ижевска попасть в Сент-Этьен?

– Я тогда выступал в юношеской сборной. Подошел к президенту клуба, сказал: Если есть возможность, давайте попробуем съездить заграницу. Он нашел людей – и меня отправили осмотреться.

– Первое, что бросилось в глаза во Франции?

– Мои ровесники. Мы прилетели и сразу поехали на игру. А там все здоровые – под два метра, я на них снизу вверх смотрел. Настоящие мужики! Кроме меня, в команде еще югослав был. Через полгода Саня Сонин подъехал, потом – Макс Левицкий с Пановым. Но в основную команду. Панов французов сразу покорил: в одиночку разорвал в товарняке Аякс. 3:2 выиграли, он гол забил и, по-моему, пенальти заработал. Потом Саша получил травму и уехал в аренду в Лозанну.

– С кем вы общались по-русски, понятно. А по-французски когда заговорили?

– Мне наняли учителя. Рядом с базой был маленький город, там в аптеке работала женщина из Белоруссии. Два раза в неделю она преподавала. Месяцев через пять я все понимал и нормально изъяснялся.

– Со звездами в Сент-Этьене пересекались?

– В команде помоложе играл Гомис, который сейчас в Суонси. Уже тогда здоровый кабан был.

– Что еще необычного запомнили?

– Что в автобусах и трамваях нужно обязательно платить за проезд. Но контролеры нас не ловили. Когда они заходят – делаешь вид, что не знаешь, кто это, и говоришь по-русски. Обычно проходило.

– Еще вы ездили на стажировку в Арсенал. Что потом рассказывали друзьям?

– Изначально я подписал контракт с Арсеналом, а уже потом оправился в аренду в Сент-Этьен. Но раз в год мы тренировались в Лондоне. Я, правда, только однажды был – лет в шестнадцать. Мы ездили втроем, общались с франкоговорящими игроками. Тренировались на соседних полях с основой. Больше всего запомнились икры Давора Шукера – вот такие огромные!

Еще на Хайбери ходили на экскурсию. Газон там был сумасшедшего качества, но поле было немножко неровное, чтобы вода стекала. Я это увидел – и понял, почему у них с 50 метров залетает. Там же с пригорочка бьешь. Смотришь с одной стороны – а других ворот не видно.

– Венгер что говорил? Давай-давай, я слежу за тобой?

– Нет, просто поинтересовался, как дела. Он же знал, что скауты работают и хотят, чтобы к 18 годам мы были там. Но не получилось. Нужно было еще год прожить во Сент-Этьене и получить французский паспорт. Тогда было бы проще.

– Правда, что в Спартак вы попали почти случайно – нужно было где-то тренироваться перед матчем юношеской сборной?

– Так и было. На Алмазе тренировались игроки Спартака, которых не вызвали в сборную. Я с ними три дня побегал и в итоге никуда больше не поехал. Некоторые вещи так и остались во Франции – куртка зимняя, еще что-то. Когда позвали в Спартак, я не мог отказаться. Потому что сам из того поколения, когда все болели за эту команду.

Чтобы похудеть, не ел две недели

– Вы говорили, что никто не решался спорить с Романцевым. Ни одного случая не было?

– При мне – вряд ли. Романцев был непререкаемый авторитет. Ему и спорить не надо было – одного взгляда все боялись.

– И даже после 1:18?

– После плохих игр он ничего не говорил. Многие тренеры так делают. Потом уже были разборы.

– Один на один вы с ним так и не пообщались?

– Когда контракт подписывали, разговаривали. Он спросил: Хочешь играть в Спартаке? Я ответил: Хочу. И все.

– Так просто? Сумму в документах хотя бы посмотрели?

– По-моему, 3 тысячи долларов. По сравнению с Францией я немного выиграл, там стипендию долларов 800 платили. Но тогда это было не особо важно, мне хватало.

– Один из мячей вы забили в знаменитом снежном дерби с ЦСКА. То, что матч вообще состоялся, вас не удивило?

– Удивило. Если честно, мы думали, что игры не будет. Два часа ждали, пока поле расчистят. Но понятно, что ЦСКА в тот момент было без разницы, на каком поле играть – они как лоси бегали!

– Это самый экстремальный матч в вашей карьере?

– В плане холода – да. А еще жара была. По юношам играли на чемпионате Европы в Израиле, там, может быть, градусов сорок было. Помню, едем на игру с ирландцами. Едем, едем – и вдруг в пустыне стадион! Нормально? Но мы выиграли 3:0 и шутили, что ирландцам было еще хуже.

В той команде Сыч играл, Санька Шешуков, Петя Немов. А помощником тренера – Бекиевич (Бердыев – Матч ТВ) был. Пиджака у него не помню. Четок – тоже, но, наверное, были. Говорил тихо, никогда не кричал. Тактически очень сильный тренер. Мы тогда в линию начали играть, в России этого почти не было. Потом Бердыев поехал в Смоленск, и оттуда его забрали в Рубин.

Чтобы похудеть, не ел две недели

– Из Спартака вы как-то странно ушли.

– Это не то чтобы ошибка, но… Мне сказали, что я не буду играть. А меня это не устраивало. Буквально на следующий день я подписал контракт с Крыльями и уехал в Самару.

– Кто вам сказал, что не будете играть? Романцев?

– Не Романцев – это вообще, по-моему, не его решение было. И не Червиченко.

– Спортивный директор? Шикунов?

– Да какая разница. Не из столовой человек. Сказали: Берем на эту позицию других людей, ты сто процентов играть не будешь. Наверное, стоило поговорить с Иванычем. Но в молодости все по-другому воспринимаешь.

– В Крыльях Советов вы заработали свою вторую бронзу. Самара сходила с ума?

– Да мы тоже нормально праздновали. В последнем туре победили в Раменском, оттуда поехали в ресторан, потом – в Самару. И там продолжили. А на вручение медалей группа Уматурман приезжала, песню Ночной дозор переделала, чтобы про нас получилось.

– Где медали храните?

– Та, что в Крыльях, у родителей должна быть. А спартаковскую я не получил – как раз перед награждением уехал, где-то за неделю. Но не страшно. Я-то знаю, что заслужил ее. Из бумаги вырежу.

– Одно время Крылья напоминали сборную Латинской Америки. Кто из них легионеров лучше всех говорил по-русски?

– Леилтон, наверное. Он сколько лет здесь отыграл. Парень сумасшедший, мы к нему в Бразилию ездили. Мы – это Антоха Бобер с семьей и я с женой. Сам Леилтон в Сальвадоре живет. В Рио три-четыре дня побыли и к нему поехали. Спокойно, уютно там – не как у нас виллы строят.

– На футбол сходили?

– Ребята в Рио были на игре Фламенго. Но там стадион в фавелах, я не поехал. Зато пляжного футбола насмотрелся. Мы жили на Копакабане, а там с десяти утра и до двух-трех ночи мяч гоняют. Каждые десять метров – разметка.

– И каждый второй Роналдиньо?

– Если мяч так гонять, каждый четвертый точно будет.

– В Анжи вы пробыли недолго.

– Целых два месяца! Команда-то хорошая была, на втором месте шли. Но там у меня с Галяминым не сложилось.

– Тоже сказал, что не будете играть?

– Нет, просто возникла ситуация, после которой футболист должен был уйти. Но это наши с ним дела.

– В Махачкале тогда было опасно?

– За те два месяца, что я играл, в городе около 60 взрывов было. Чуть ли не каждый день что-то происходило. Но мы жили на базе и старались оттуда не высовываться. Потом уже, рассказывают, и около базы гремело.

– Уйдя из Анжи, вы несколько месяцев искали клуб и тренировались с Химками. После какого упражнения Яковенко решили, что там не останетесь?

– Да там все упражнения такие, что с ума сойти можно. А когда ребята сказали, что они делали на сборах, решил, что мне это не надо. Предлагали контракт, но я сразу предупредил: Четыре тренировки в день – это как-то чересчур. Потом шесть месяцев на любительском уровне был, с друзьями мяч гонял. Но играть хотелось. В январе-феврале Юрана позвали в Латвию, и я поехал туда.

– Юран – эмоциональный тренер?

– Умел взбодрить, да. Перед игрой, во время. Когда выигрывали, все нормально было. А если проигрывали, мог и на повышенных тонах поговорить. Но мы старались не доводить до этого. В первом круге, по-моему, ни разу не проиграли. Потом у него какие-то конфликты произошли, за год 3-4 тренера поменялись. Не успевали привыкнуть.

– Самые большие премиальные в карьере помните?

– Сейчас назову сумму – и налоговики замучают. Миллиона точно не было. Но когда играли за Шинник с Зенитом, обещали двойные премиальные.

– Деньги потом без проблем получили?

– Ну как… Подождать пришлось. Никто же не думал, что мы победим: Зенит через три дня Манчестер Юнайтед обыграл в матче за Суперкубок.

– В Нижнем Новгороде вы на льду тренировались. Сложно?

– Ничего сложного! Берешь мяч, становишься на лед – и вперед. Техника перемещения своеобразная должна быть. Как ускориться, надо думать.

– До ворот-то удалось добраться?

– Лучший был! Шучу. Макс Бузникин выделялся. Но он не только на льду техничный.

– Когда вы с Нижним рубились в стыковых матчах против Волги, понимали, что играете за будущее клуба?

– Конечно. Когда полгода не платят зарплату, все становится понятно: если не выходим в премьер-лигу – значит, нас не будет. Хотя в Крыльях в 2005-м, по-моему, даже больше не платили. Приходилось занимать. Не пойдешь же лупить никого.

Я тогда еще думал, что есть какой-то контракт, который должен выполняться. Это потом, после Нижнего, понимаешь, что клуб могут закрыть и ничего не выплатить. Человек пять-шесть взяли в Волгу, дали новый контракт – и все.

– У человека, который родился в пятницу 13-го и играет под тринадцатым номером, должны быть особые отношения с этим числом.

– Считаю, что он просит мне удачу. Как? Да вот хотя бы: 13-го апреля летел на самолете, ни разу не тряхануло. Вообще идеально было! Первый раз такое.

Чтобы похудеть, не ел две недели

– Вы трижды приходили в Луч-Энергию. Чтобы сделать это, нужно сильно любить самолеты.

– Летать не тяжело. В автобусе до Нижнего прокатиться – тоже 6 часов. А тут в комфортабельном самолете летишь. Фильмы, музыка. Когда во Владивосток возвращаешься, главное сразу поспать. Иначе дня три будешь ходить как лунатик.

Самый проблемный перелет у меня, кстати, не во Владике случился – в 1998-м я чуть Новый год не пролетел. Возвращался из Франции – через Домодедово и дальше в Ижевск. Но из-за погодных условий сели в Перми. Там и переночевали. Домой только в четыре вечера 31-го числа прилетел.

– Легионеры из Владивостока тоннами икру вывозили.

– Для меня краб вкуснее. Гребешок, краб. К икре я сейчас равнодушно отношусь. Переел, наверное.

– Евгений Савин рассказывал, что у Александра Григоряна в Луче играли только те, кто выживал во время бокса на тренировках. Успели кого-нибудь в нокаут отправить?

– Да куда там! Играть же еще надо. Но бывало и рубилово. Такого, чтобы кто-то кому-то нос сломал, правда, не допускали. Это буквально по 10-15 секунд длилось – и следующие вставали.

– Как-то раз Григорян просил вас разыграть на тренировке сценку. Что за сценка это была?

– Про футбол. Показали Григоряна со стороны. У нас был футболист Руслан Корян, он на него похож. Мимика, жесты – у меня так не получится показать.

– В Торпедо вы провели целый месяц. Что такого произошло за этот месяц, что вы ушли из команды?

– Ушел тренер, который меня звал, – Казаков. А я понимал, что руководителям клуба я не нужен. И сказал, что тоже ухожу. В Кратово тогда Луч тренировался. Быстро договорились – и через два дня я был в другой команде.

При этом успел побыть капитаном Торпедо. Но там вся команда новая была, три-четыре человека с Нижнего. Той команде, я считаю, не хватило одной-двух побед в самом начале. Потом они теми же футболистами вышли наверх. Значит, не так плохо все было.

Чтобы похудеть, не ел две недели

Гаджи Гаджиев, главный тренер Крыльев Советов в 2003-2006 годах и нижегородской Волги в 2012 году:

– По нескольку раз в день мы взвешивали не только Кудряшова. Одно время такая практика была распространена в Бразилии, там по 5 раз в день взвешивали. Это для того, чтобы игрок за столом не усердствовал.

Диме я говорил: Если ты себе не поможешь, никто не поможет. В паузе между играми он ездил в какие-то клиники. Дополнительную нагрузку я ему не давал. Но на тренировках мог попросить потеплее одеваться – как борцы делают, когда вес сгоняют.

В Самаре Кудряшов еще держался – там его вес был на уровне 82-83 килограмм. Потом мы встретились в Волге, и Дима весил значительно больше – за девяносто килограмм получалось. Мы договаривались, что пойдем ему навстречу, но вес нужно держать в пределах 85 кг. Он талантливый парень, ребята к нему хорошо относились, но из-за сложностей с весом в больших командах он почти не играл.

В Крыльях у нас такие проблемы были не только с Кудряшовым, но и с вратарем Лобосом. Тот после полуночи ходил в ресторан, где ему готовили южноамериканские блюда. Некоторые футболисты заказывали на ночь пиццу – не могли без нее.

Александр Григорян, главный тренер Луча-Энергии в 2013-2014 годах:

– В Луче Дима играл на позиции второго нападающего, а эта роль подразумевала большой объем работы, в том числе и оборонительной. Его вес колебался от 90 до 94 килограмм – Кудряшов сидел на диете, был в постоянном тренинге и получал дополнительные нагрузки в виде гладкого бега.

При этом по данным InStat, по объему беговой работы, в том числе и скоростной, он практически не уступал более мобильным игрокам. Феномен Кудряшова не только в том, что он думает на сутки быстрее остальных, но и в том, что может быть подвижным с любым весом.

Я помню, что Дима ложился в клинику, там занимались голоданием и другой терапией. На сбор он приехал с весом 86 килограмм. Я обрадовался, мы этот вес продержали весь подготовительный период. Но стоило на неделю отвлечься – и вес опять стал 93 кг!

Так что никаких иллюзий я не строил, а использовал его лучшие качества. Хотя потом Кудряшов признался, что морально со мной ему было очень тяжело. Но быть лидером ему это не мешало. Дима в коллективе был как антибиотик – за счет своей порядочности нейтрализовал любой вирус. Стать выдающимся футболистом ему помешал только собственный аппетит.

Текст: Ярослав Кулемин, Иван Карпов

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, РИА Новости/Алексей Филиппов, spartak.com, fcle.ru

Прямая трансляция игры Спартак – Мордовия – 23 апреля в 16:45 на канале Наш футбол.

О admin

x

Check Also

Валенки, детский рэп, 27 часов по дороге в Хабаровск

Валенки, детский рэп, 27 часов по дороге в Хабаровск. Чем запомнились финалисты Кубка Матч ¼ финала Кубка Амкар – Авангард подарил если не главный кадр сезона, то снимок, который рассказывает о нашем футболе многое.

Быть физруком весьма почетно

Быть физруком весьма почетно. Интервью Массимо Карреры Матч ТВ — Два матча Спартака в Лиге чемпионов – две ничьи с одинаковым счетом 1:1. Но если ничью с Марибором многие объявили провалом, то ничья с Ливерпулем кажется чуть ли не главным достижением вашей команды в этом сезоне.

Андрей Тихонов: Шансы Крыльев на победу не изменятся из-за переноса

Андрей Тихонов: Шансы Крыльев на победу не изменятся из-за переноса Реакция главного тренера Крыльев Советов на перенос сегодняшнего кубкового матча со Спартаком из-за мороза в Самаре.

Если у резервистов на Кубок глаза не по восемь копеек, то у нас проблема

Если у резервистов на Кубок глаза не по восемь копеек, то у нас проблема. Поленов – о вылетах команд премьер-лиги Осень, 1/16 финала Кубка России и массовый вылет команд премьер-лиги, выставивших полурезервные составы – тему многолетней выдержки в рубрике Комментатор дня обсуждаем с Михаилом Поленовым на примере игры Авангард - ЦСКА (1:0). - Принято считать, что для клубов премьер-лиги Кубок – нагрузка.

Братья Мухаметшины воссоединятся в Мордовии

Как стало известно Матч ТВ, полузащитник Рустем Мухаметшин перейдет из Тосно в Мордовию, за которую уже выступал с 2009 по 2015 год, сыграв в ее составе 134 матча и забив 30 мячей.

В фан-секторе Челси, узнав, что я из России, бросились обниматься

В фан-секторе Челси, узнав, что я из России, бросились обниматься. Кто будет возвращать Торпедо в РФПЛ С конца декабря 2017 года у Торпедо новый президент – Елена Еленцева.

Тукманов передал права на эмблему Торпедо несуществующему фонду? Новое руководство клуба подало иск

Тукманов передал права на эмблему Торпедо несуществующему фонду? Новое руководство клуба подало иск Владельцы Торпедо считают, что экс-президент клуба Александр Тукманов перед уходом забрал с собой и товарные знаки.

Приходишь, болеешь, а потом слышишь: ты дебил

Приходишь, болеешь, а потом слышишь: ты дебил. Калужские фанаты ответили губернатору В Калужской области на высшем уровне местной власти без видимой причины стали обсуждать проблему фанатизма.

Игорь Лебеденко: В Арарате зарплата в несколько раз меньше

Игорь Лебеденко: В Арарате зарплата в несколько раз меньше. Ну и пусть Новичок Арарата Игорь Лебеденко в интервью Матч ТВ рассказал, почему согласился сменить премьер-лигу на второй дивизион, и вспомнил, чем запомнились ему пять лет в Грозном.

Современный стадион и выход в РФПЛ

Современный стадион и выход в РФПЛ. Чего ждать от нового руководства Торпедо? 26 декабря у Торпедо появился новый президент клуба – им стала директор спортивного комплекса имени Эдуарда Стрельцова Елена Еленцева.

Минусы и плюсы прихода Максимовича в Спартак

Спартак подписал качественного защитника, но есть и несколько минусов. 26-летний Никола Максимович обладает многими сильными качествами: мощь (рост 193 см), координация, умение вести верховые единоборства, выбор позиции, первый пас – почти все необходимое у серба есть.

Говорят, если вернусь, меня посадят или убьют

Говорят, если вернусь, меня посадят или убьют. Оганесян — о том, что происходит с Араратом Генеральный директор московского Арарата Валерий Оганесян в интервью Матч ТВ — о том, как новая команда Романа Павлюченко, Марата Измайлова, Игоря Лебеденко и других звезд оказалась в шаге от закрытия.

Никогда не пойму того, что Оганесян натворил в Арарате

Никогда не пойму того, что Оганесян натворил в Арарате. Интервью Александра Григоряна Главный тренер Арарата в интервью корреспонденту Матч ТВ Александру Муйжнеку — обо всем, что произошло с клубом.

Скандал в ПФЛ

Скандал в ПФЛ. Реакция Иртыша: Жаль, что трудовые три очка теперь подвисли Автор победного мяча в скандальном матче ПФЛ Смена - Иртыш (0:1) защитник Илья Мясникевич сильно удивлен новостями о необходимости переигрывать матч.

Как топ-клубы РФПЛ будут вести себя на трансферном рынке? Отвечает Нобель Арустамян

Как топ-клубы РФПЛ будут вести себя на трансферном рынке? Отвечает Нобель Арустамян Комментатор Матч ТВ Нобель Арустамян рассказывает о планах топ-клубов РФПЛ на зимнее трансферное окно.

Смолов закрыл трансферное окно досрочно

Смолов закрыл трансферное окно досрочно. Он вообще не уедет? Зимой у нас принято открывать форточку в ожидании новогодних подарков, а на выход трансферное окно практически не работает.

У меня было до пятнадцати машин одновременно

У меня было до пятнадцати машин одновременно. Джибриль Сиссе возобновил карьеру и снова много забивает Денис Романцов - о нападающем, которого не сломить. А ведь его могло и не быть.

ФИФА хочет отменить зимнее трансферное окно

ФИФА хочет отменить зимнее трансферное окно. Что это значит? Президент ФИФА Джанни Инфантино желает спасти футбол. 28 февраля исполнительный комитет ФИФА рассмотрит предложение главы организации Джанни Инфантино.

В Спартак приехал брат Еременко

В Спартак приехал брат Еременко. Все, что нужно знать о потенциальном новичке чемпиона Вечером 10 января Спартак объявил о том, что вместе с командой на сбор в ОАЭ отправился 19-летний полузащитник Сергей Еременко.

Венгер спрашивал про Смолова

Венгер спрашивал про Смолова. Шандор Варга – о будущем российского футбола Известный агент Шандор Варга рассказывает Матч ТВ, о чем думает главный тренер лондонского Арсенала и при чем здесь форвард Краснодара Федор Смолов.

Мы хорошенько напились, и Семин открылся с новой стороны

Мы хорошенько напились, и Семин открылся с новой стороны. Защитник, который выиграл золото с Локо и скоро приедет на ЧМ-2018 За два года в Локомотиве сербский защитник Милан Обрадович успел многое: помог клубу впервые выйти в групповой раунд Лиги чемпионов и впервые же выиграть чемпионство.

Рейтинг@Mail.ru